• • Большой выбор аудиокниг
  • • Лучшее качество
  • • Регулярное обновление
  • • Высокая скорость скачивания

Скачать аудиокниги Шишкин Михаил

Аудиокнига Михаил Шишкин «Письмовник»

Михаил Шишкин "Письмовник"

В новом романе Михаила Шишкина «Письмовник», на первый взгляд, все просто: он, она. Письма. Дача. Первая любовь. Но судьба не любит простых сюжетов. Листок в конверте взрывает мир, рвется связь времен. Прошедшее становится настоящим: Шекспир и Марко Поло, приключения полярного летчика и взятие русскими войсками Пекина. Влюбленные идут навстречу друг другу, чтобы связать собою разорванное время. Это роман о тайне. О том, что смерть — такой же дар, как и любовь.

 

Аудиокнига Михаил Шишкин «Венерин волос»

Михаил Шишкин "Венерин волос"

Роман соткан из историй, рассказанных главному герою в швейцарской эмигрантской службе, из размышлений и воспоминаний о жизни, о любви, о смерти и бессмертии.

«Какие все-таки люди наивные! Приходят и думают, что кому-то нужны. Вот и прут, лезут, не успеваешь всех опросить. А кому вы нужны? И, главное, верят в какие-то глупости. Один, вроде вас, даже в чем-то похож, уже седой, потертый, замызганный, с такими же глазами, потерявшими цвет, застиранными, стал уверять, что он где-то читал, в какой-то бесплатной газете, будто на самом деле мы все уже когда-то жили, а потом умерли. И вот нас воскрешают на том самом суде, и мы должны рассказать, как жили. То есть наша жизнь и есть тот самый рассказ, потому что надо все не только подробно рассказать, но и показать, чтобы было понятно — ведь важна каждая мелочь, брякающая в кармане, каждое проглоченное ветром слово, каждое молчание».

 

Аудиокнига Михаил Шишкин «Взятие Измаила»

Михаил Шишкин "Взятие Измаила"

«Взятие Измаила» — это роман обо всем. Его сюжет не привязан к конкретному месту и времени: перед читателем разворачивается то громкий судебный процесс, то история любви, то семейная драма. В этом калейдоскопе историй и героев каждая картинка есть некий символ «преодоления жизни» с помощью любви.

«Представьте себе, мои юные друзья, что ничего нет. Абсолютно ничего. Ни вас. Ни меня. Ни этой не проветренной после предыдущей лекции аудитории. Ни вот этого огрызка мела у меня в пальцах, который только что скреб по доске, осыпаясь мучнистой струйкой. Ни времени, идущего посолонь и схватившего каждого за руку, мол, попался, теперь не убежишь, будешь у меня на ремешке. Ни метели за окном, слышите, как завывает? Абсолютная чернота. Пустота и тьма — необходимое условие для сотворения мира. Да еще ледяной сквозняк, да еще трясет, как в вагоне белебейской узкоколейки. И такая тоска! И вот все вроде бы для миротворения есть, потому что ничего нет, но чего-то не хватает.

Какой-то искры, что ли. И вот эту тоскливую башкирскую черноту рвет вдруг искра…»